Wonderful World Of Horses

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Wonderful World Of Horses » Конюшня » Развязки


Развязки

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

.

0

2

>Начало<

Конец лета. Погода неплохая, но всё же хочется тёплого солнышка, а не туч, которые всё время закрывают его. Лёгкий ветерок гонит их по небу, даже не успеваешь какое-нибудь облачко и взглядом поймать.
Новая жизнь начиналась у Кефира. Это его нисколько не удивило. Его готовили к этому и это случилось. Новые знакомства, которые возможно не будут такими частыми как и на прошлом КСК. Новый хозяин. Для себя поставил на заметку не сразу привязывать к кому-либо, потому что возможно и тут он на долго не задержится.
Фургон с прицепом быстро гнал по асфальтированной дороге прямо к дверям нового дома. Было достаточно рано, так как ещё много других лошадей из старого дома нужно было развести по местам их нового жительства.  Кефир стоял у окна прицепа и смотрел на дорогу, шевеля ушами и оглядываясь по сторонам. Ветер гулял даже по фургону. Настроение коня была не ахти.
Эх, новый дом.. Кэри, была бы ты тут.
Тяжело выдохнув и фыркнув, он опустил голову к полу и подул, так что маленькие веточки сена разлетелись по всему фургону, а пыль попала коню в ноздри, отчего тот резко поднял голову вверх и чихнул. Раздражённо фыркнул и притопнул ногой, развернулся в угол, слегка склонив голову. Вскоре жеребец задремал.
Так он ехал ещё примерно час, пока машина не остановилась и не послышались людские голоса. - Открывай, новый постоялец!- Крикнул водитель и двери КСК растворились. Той снова подошёл к окну, так как в нём снова пробудился интерес. Этого места он не видел ни разу, поэтому уши, да и сам взгляд показывали жуткий интерес.
Тут красиво.. но так всё непривычно взгляду моему..
Фургон остановился в центре двора конюшни. Конь сделал пару шагов назад и фыркнул, чтобы люди смогли открыть двери прицепа. Молодой конюх с улыбкой на лице зашёл к нему и надел недоуздок с чембуром, чтобы вывести на улицу, пока другие сверяли и подписывали документы. Парнишка похлопал его по шее и вывел на улицу.
Солнечный свет ослепил жеребца, отчего он резко и неожиданно двинулся вперёд, задирая голову вверх и сбив с ног конюха. -Ну, успокойся, малыш..тихо. Молодой человек стал успокаивать его, заведя в тень, чтобы глаза привыкли к свету. Выведя игреневого на солнце, лёгкие пылинки бегали по его телу, на что конюх сделал вывод, что его нужно почистить. Так же конь потянулся к траве, чтобы ущипнуть свежей травы, парень его не отдёрнул, но решил что ещё и даст ему немного овса. Вот уже всё было сделано и Кефира повели к дверям конюшни.
Конюшня была большой, но тут было не так уж и много лошадей. Видимо это новое, недавно появившееся КСК для лошадей. Что ж, это было не плохо, но и не хорошо. Двери были открыты и жеребца завели в проход, поставив в проход на развязки для чистки. Человек удалился, оставив его наедине на пару минут. В то время Той осматривался.
Пока его вели, он успел заметить, что тут чисто, культурно и приятные сотрудники, которые стараются найти подход к каждому. Лошадей пока не встретил, ведь он совсем недавно, да и многих, как показалось ему уже забрали, а другие тихо сопели в своих денниках.
Уф..
Так же тяжело выдохнул и пригнул шею вниз. В это время подошёл конюх, который принёс с собой пару разных щёток и скребницу. Приятными по ощущению движениями он принялся чистить коня, чистил абсолютно всё: тело, ноги, шею, голову и т. д. Гребнем парнишка расчесал ему гриву с хвостом. Теперь, казалось он бы блистал на солнышке, но пока что было суждено побыть в тени конюшни, среди пустых денников. Конюх принёс ему обещенное ведро с овсом, его так было не слишком то и много, но всё же лёгкий завтрак ему не мешал. Кефир проводил человека взглядом и снова пригнул голову к земле, закрыв глаза.
Лучше бы в леваду пустили.

0

3

Разорван купол неба, а за ним
Другой такой же, но ещё черней
За ним стена из шёпота и дыма,
Под ним страна из бликов и огней.

Тебя опять куда-то вели. Их ошибка.
Но не следует винить их за это, правда, Виа Долоросса? О, ты же прекрасно знаешь этих двуногих созданий, у которых совершенно нет мозгов. На что же у них вообще может хватать их жалкого разума, если они решились подойти к тебе?
Ты гордо всхрапнула, когда в твой денник зашли. Ты знала, о, ты прекрасно знала, что они придут вновь. Они не могу не прийти. Они сами создавали свои глупые и бессмысленные законы, о которых тебе неведомо, и ты никогда не возжелаешь узнать. О, сколько гордости было в твоих словах и мыслях, но сколько верности! Верности!
Твоя душа ликовала. Тебе вновь удастся обвести их вокруг пальца, а они этого даже не заметят.
Как же ты радовалась, Виа Долоросса, и веселье было написано на тебе, словно искусная роспись мастера на витражном стекле. Ты играла, но не кривила душой. Сколько было в тебе энергии и сколько было живости. Ты была наполнена ею, словно дивная чаша.
У них хватило терпения вытащить тебя из денника. Что ж, похвально. Весьма и весьма. На троечку с плюсом.
У них даже хватило сил потащить тебя дальше. Железо впивалось тебе в язык, приносило боль зубам и губам, но ты лишь задирала голову выше. О, та боль была пьянящей. Слишком желанной, чтобы отказаться, но слишком...слабой. Да, они ослабели, и ты это видела. Именно поэтому о твоем приближении все узнавали издалека.
Ты металась из стороны в сторону, играя, переливаясь. Кажется, они не понимали и не пожелали принять твоей игры. Поделом им. Пусть дергают тебя, ты будешь только радоваться и снова смеяться над ними.
Глупые! Глупые люди! Глупые безмозглые твари!
Ты играла, пусть. Но игра твоя была жестокой. Тот, кто проявил слабость, не решился войти в этот круг почета, выбывал из твоей игры навсегда. Здесь нельзя было совершать осечек и провалов. А правила диктовала ты, и все, кто окружали тебя, смели дотронуться и нарушить личное пространство, уже автоматически оказывались в этой игре. Кем бы они ни были.
Не кажется ли тебе это жестоким, а, Виа? Впутывать в игру того, кто даже не знает, на что идет. Или ты вновь скажешь, что они сами во всем виноваты?
Правильно. Вини во всем других, и так будет лучше. Для тебя.
Ведро, грохотавшее у тебя под ногами, заставило тебя отшатнуться в сторону, словно это было не ведро, а ядовитая змея, а затем прыгнуть в сторону, загробастав с собой в охапку еще и беднягу грума, ведшего тебя. Честно сказать, тебе это уже все начинало надоедать. Все было слишком банальным и обыденным, если бы не...
Твои глаза хищно сверкнули. Кажется, ты приметила новую жертву, не так ли? О, наверняка она еще не знает, что ты задумала, хотя...Это было не так ужасно, как на прошлой неделе.
Ты подлетала к развязком со страшной скоростью, и если бы не узкое пространство коридора, то ты давно бы уже умчалась вперед, разгромив всякие заборы. Но пока ты ограничивалась лишь стенками пустых денников.
Заскользив, остановившись так, что подковы громко скребнули о полы, ты взметнула голову вверх, вновь доставляя к самому разуму волну пьянящей боли, и взглянула на новичка. Как ты так быстро определяешь, что это новичок? На самом деле, все просто, но...не сейчас. Потом, все потом.
А сейчас пора заняться головомойкой. Ты намерена была устроить такую, которая потрясет весь "Пассаж", от старого до молодого. За что бедняге такое? А за просто так.
- А ты откуда тут такой взялся?! - тебе уже осточертели эти новички, которые вечно лезут, куда не следует.
Тебя раздражало все - начиная от этих безмозглых двуногих, которые только и знали, что мозолить тебе глаза, до противных тебе лошадей. А, впрочем, задумайся над тем, кто из них тебе вообще не противен или, по крайней мере, не был противен в прошлом. Как-нибудь на досуге подумай.
Хватит думать! Хватит нести всякий бред и шептаться у меня за спиной!
Как они все надоели мне!

Ты взбесилась.
Нельзя сказать, чтобы такие припадки случались с тобой часто, но и слишком редкими их визиты нельзя было назвать. Они приходили тогда, когда им нужно было появляться, и исчезали по своей воле, что опять же невероятно тебя раздражало.
Но это по-прежнему была игра, не правда ли?
И именно в игре ты нарочно со всей дури ударила по стене совсем рядом с новой лошадью. Плевать было, кто он и откуда, а важен лишь сам процесс. Ты жаждала увидеть реакцию, жаждала новых эмоций. Иначе кому удастся смахнуть пыль с твоего иссохшего, но начинавшего сиять в игре сердца?

0

4

Игреневый слегка задремал на развязках, в новой конюшне. Всё-таки это место было не плохое, ему начинало нравиться.
Снился чудесный сон, первый дом... Кэри. Та весёлая девочка снова заплетала в его длинной молочного цвета гриве косы, закалывала красивые украшения и баловала вкусностями. Они снова скакали по зелёным бархатным полям, покрытыми сочной, на вкус, травой. Он видел её лучезарную улыбку, чувствовал запах её волос, но всё в миг оборвалось, теперь он сказал по ипподрому, а двуногий сверху хлопал стеком его бока, гоня всё быстрей и быстрей.
Резкий шум разбудил Кефира, на что он поднял голову вверх и заинтересованно уставился на лошадь, стоявшую рядом. Кобылица высказывала своим видом дерзость, высокомерность, гордый нрав и циничность. Он окинул её слегка суровым взглядом, недовольно фыркнул и прижал уши.
Эх.. везде есть такие.
Той сделал пару шагов назад и слегка сощурился, слегка кивнул в её сторону головой. Вопрос незнакомки его сильно возмутил, но он хорошо умел скрывать свои эмоции, сдерживать себя, хотя и был вспыльчив.
Спасибо за тёплый приём. Кефир. Меня привезли сюда, не смотря на мои желания, хотел я этого или нет.
Чистокровка не высказывала своим поведением радости, но это было понятно. Кто он такой, приехал сюда в её дом, где она провела столько времени, считая его своим, не желая разделять с кем-то ещё. Отчасти он понимал её и чувствовал себя виноватым, само критикуя себя. Но она была сверх жестока в плане новых знакомств.
Что же сделало её такой?
Но кобыла не собиралась сдаваться, ей хотелось всё больше завести его в ступор и запугать. Она приняла меры и выдала козла в стену, что припугнуло его и он привстал на дыбы, громко заржав. Несколько ребят прибежало, схватили и его, начав успокаивать.
Та пробудила в нём ярость, тот выдал козла воздух, чтобы разогнать от себя людей и вытянув шею ущипнул её около шеи. В глазах горели огоньки ярости, люди снова бросились на него, оттаскивая назад, тихо шептали успокаивающие слова на ухо.
Несмотря на то, что ты кобыла, не позволю тебе садиться мне на шею!
Он злобно окрысился и зажал назад уши.
Эгоистичная коза!
Злоба распирала его тело, его бока расширялись и сужались более медленно чем обычно, он старался прийти в себя. Жеребец недружелюбно фыркал и стучал передним копытом по полу.  Кефир так же немного раздражённо бил себя хвостом по бокам, задрав его как араб, так же задевая им и людей. 
Двуноги растаскивали лошадей, виня во всёх именно животных, но в душе понимая, что они не правы. Зная характеры лошадей, можно было предугадать, что такая ситуация могла произойти.
Игреневого продолжали держать на развязках, да и сами верёвки сдерживали его, а вот на счёт другой лошади, люди всё больше пытались навалиться на неё, держа крепче, чем коня.
В конюшне царил хаос. Всё кипело, адреналин вскипал в крови, заставляя её двигаться быстрее, приводя всех в гнев, раздражение.
Но эта ситуация доставляла и радость, которую прочитал в глазах кобылы Кефир. Это привело в его ступор, он оцепенел и застыл на месте.
Ты этого добивалась?
Задал он вопрос, не то ей, не то её подсознанию, её личности, не то самому себе, чтобы понять всю сущность лошади. Что-то оборвалось внутри, пришёл спакой. Стало всё безразлично и непонятно. Снова наступила скука. Его дикая злоба превратилось то ни в сожаления к этому существу, которое так и рвалась в отместку задеть его. Взгляд похолодел, дыхание стала тихим, спокойным. Люди не обратили на это внимание, восприняв это как свой успех в усмирении и подчинении лошади.

0

5

---денник Золотой Бури---

Тишину, которая, казалось, так и приклеилась к стенам конюшни, разрушили ритмичные шаги двух сапог и четырех копыт. Клер шла по коридорам и вела возле себя буланую кобылу. На душе было спокойно, но какая-то крупица тревоги или осторожности бесшумно затаилась где-то глубоко, куда Клер не могла добраться. Вокруг слышалось спокойное похрапывание лошадей, которые еще не проснулись, и фырканье какого-то темно-гнедого жеребца. Своими большими глазами он таращился в след уходящим дамам. Девушка только бросила на него быстрый взгляд и пошла дальше. Он заржал им в след, и громкий звук гулко разразился по помещению. Они подошли к развязкам, которые были пустыми. Клер, только дернув бровью, отстегнула чумбур от недоуздка и поставила кобылу на развязки. Она огляделась, будто думала, что кого-то здесь увидит или найдет. Такое часто с ней бывало. Она отошла от кобылы и встала возле стенки. Девушка достала из сумки крючок и, почти небрежно, кинула ее на пол. Она громко упала на пол, и звук отразился от стен, из-за чего грохот раскатился по всей конюшне. Несколько лошадей стали нервно фыркать и ржать. Клер бросила на них мимолетный взгляд и попыталась успокоить свою спутницу, которой, видимо, тоже не очень понравился этот звук.
- Тише, тише. Все хорошо, - успокаивала блондинка буланую, ободряюще похлопывая ее по шее, - Извини.
Клер было ужасно стыдно. Она совсем отвлеклась от окружающей ее обстановки и забыла где она находится. Глупая! Она приложила свою ладонь, которая была горящей, будто ее держали в печи, ко лбу и слегка покачал головой в разные стороны, еще раз казня себя. Отогнав все дурные мысли, девушка очистила свой мозг от всего, что ее могло отвлечь во время знакомства с лошадью, чистки и, особенно, тренировки. Она подошла и подняла левую ногу кобылы. Как всегда, ей не удавалось сделать это с первого раза. Сумев добиться своей цели, она взглянула на копыто. Грязи было немного, но и почистить не мешало бы. Блондинка начала выковыривать острием крючка грязь из копыта. Та летела ошметками, и лишь пылинки поднимались в воздух и кружили около лица Клер. Когда с левой ногой было покончено, она перешла к задней. Со второй ногой Клер мучилась не так долго, как с первой. Вычистив заднее копыто, девушка обошла Дань и потянулась рукой до правой ноги. Трудностей не возникло, по крайней мере, сначала. Какой-то камешек попал в копыто, и девушка долго мучилась с ним, пока тот не вылетел и с цоканьем покатился к задним ногам буланой. Она смахнула тыльной стороной ладони капельки пота со лба и тряхнула головой. В конюшне не было так уж душно, а она уже слегка вспотела, что немного удивило девушку. Прядь волос небрежно упала ей на глаза, и Клер провела рукой, убирая волосы назад. Потом подошла к задней ноге и повторила процедуру. На крючке остались кусочки слипшихся опилок. Она негромко постучала крючком по бетонному полу и опилки слетели вниз. Клер выпрямилась и расправила руки. Мышцы жалобно заныли. Да уж! Надо было утром размяться. Ее тело уже давно отвыкло от постоянно нагрузочного дня. Клер вздернула голову вверх, так как услышала какие-то звуки. Присмотревшись, она заметила какой-то темный хвост, торчащий из-за балки. Вдруг, показалась маленькая черно-коричневая птичка. Воробей. Он прыгал по деревянной балке и с интересом бросал взгляд вниз. Осмелившись, он спустился, но приземлился на стенку денника. В деннике стояла рыжая кобыла невысокого роста с проточиной на лбу. Та удивленно осматривала воробья и боялась к нему приблизиться. Девушке показалось забавной эта картина. Она усмехнулась и продолжала наблюдать. Воробей спустился на спину рыжей и стал прыгать по ней, но держался на расстоянии. Та же, повернула свою огромную морду к нему и всхрапнула, пытаясь прогнать незнакомого гостя. Воробей, спугнувшись, взметнул в воздух. Он быстро перелет на кормушку, ухватив пару зернышек овса. Рыжая злобно заржала и ударила копытом об пол. Воробей, не хотя, вспорхнул и устремился к выходу. Кобыла еще раз заржала в след улетающему вору и, довольная собой, качнула головой. Лицо Клер тронула веселая усмешка и, качая головой, удивляясь необыкновенности природы, повернулась к Бури. Она обошла кобылу и закинула крючок обратно в сумку. Достав мягкую щетку, щетина которой слегка прошлась по нежной коже ее руки, и скребницу, железные зубки которой поблескивали, она оглядела кобылу. В ее песочной шерсти были видны небольшие опилки, а так, в целом, Золотая Буря была очень даже чистой. Хм! Она приставила руку к подбородку и еще раз оценила внешний вид кобылы. Клер улыбнулась и вспомнила, как приходилось чистить чистокровок, которые мало того, что в деннике извозились в опилках, так еще успели в леваде на траве поваляться. Блондинка иногда с ужасом смотрела на это зрелище. Но отступать было некуда. При воспоминании этой картины, она слегка скривилась, а ее тело тронула легкая дрожь.
Клер подошла к буланой и принялась очищать ее щеткой. Мягкая щетина коснулась морды кобылы, и девушка начала водить по буланой шерсти легкими приятными движениями. На лице Клер играла легкая улыбка. Она радовалась собой, что у нее все получалось, но в первую очередь этой прекрасной Золотой Бурей. Буланая была красивой, легкой и изящной, но в тоже время выглядела сильной и уверенной. Не многим лошадям дано такое, а в особенности скаковым. Часто встречаются сильные и резвые скакуны, но по красоте могут не уступить лишь старой кляче. Хотя, многие знатоки скачек и английских чистокровных считают, что, чем краше скакун, тем меньше у него шансов на победу в заезде. Но, "многие", это ведь не "все"?!
Когда с головой было покончено, ее рука перешла к шее. Она провела по шерсти пару раз, а потом почистила щетку о скребницу. Девушка повторяла все те же движения, когда продолжала чистить переднюю ногу, грудь и плечо. Когда дело дошло до спины, то она тяжело вздохнула. Буланая была ростом в 172 см, а скаковых лошадей с такими параметрами редко встретишь. Ну что же, была не была! Девушке повезло, что сама она была не маленькая, поэтому ее ожидания не оправдались. Конечно, пришлось попотеть, но в целом, она быстро закончила вычищать спину. Потом перешла к боку. Золотая дань была довольно упитанной, но, слава Богу, не толстой. Она смогла ощутить пару ребер, и то еле как. Дальше ее рука прошлась по крупу, и там блондинке тоже пришлось не легко. Управившись, она с облегчением вздохнула. Остались задняя нога и область паха. Она быстренько "обработала ногу" и принялась чистить живот. Движение стали более легкими, но нажим не стал слабее. Клер внимательно следила за реакцией Дани. Многие лошади чувствуют щекотку, когда им чистят живот и в области паха. Вроде бы, все прошло гладко. Все это время она так ритмично водила щеткой по песочной шерсти, будто пыталась поспеть за какой-то мелодией. Клер была полностью увлечена своим занятием. Она изредка поглядывала на кобылу, наблюдая за ее реакцией на какие-либо движения и настроением. Когда с этой стороны кобыла была вычищена, блондинка вернулась к морде кобылы, чтобы перейти к правой стороне лошади. Но тут, к ним подбежало какое-то темное пятно и сбило девушка с ног. Та тяжело упала назад, при этом, ударившись головой об стенку, и опрокинула ведро, стоявшее недалеко от ног кобылы. Оно с грохотом упало на пол, и из него вылилась пенистая вода. Видимо, кто-то чистил лошадь и забыл убрать. Вода разлилась по бетонному полу конюшни и слегка намочила руки Клер. Она взглянула на свои слегка поцарапанные руки и огляделась в поисках "нарушителя". Это была собака небольших размеров. Псина звонко лаяла и металась вокруг Клер и Золотой Бури. Ее пронзительный лай разлетался по всему помещению и ударялся об стенки конюшни, из-за чего звук стал еще звонче. У Клер создалось впечатление, что кто-то долбил ей по ушам. Она сморщилась от режущей боли и приложила руки к ушам. Сквозь звонкий лай она слышала, как лошади ржали и угрожающе фыркнула. Буквально одно мгновение и по конюшне разлетались громкие удары копыт, бьющие по стенкам денника. Она надеялась, что Золотая Буря не сильно напугалась. Через пару минут черная проказница замолкла, прижав уши к затылку и поджав хвост, и стала тихо скулить. Другие лошади все еще не могли успокоиться. Большие карие глаза собаки бегали по помещению, ища выход. Когда ее взгляд упал на буланую кобылу, та отскочила и снова начала гавкать. Девушка встала и, не отряхивая свои штаны, стала гнать собаку прочь. Она стала метаться в разные стороны и пыталась найти укрытие сзади Дани. Девушка не рискнула подходить к кобыле сзади. Мало ли, еще ударит! Тут, подбежал конюх. Он посмотрел сначала на Клер, а потом на кобылу. Блондинка указала на собаку, и тот подбежал к ней. Конечно, с трудом, но им все же удалось отогнать черную дворнягу от лошади. Он поблагодарил блондинку за помощь и сказал, что сейчас придет и все здесь уберет. Девушка кивнула и провела взглядом удаляющего паренька, который на ходу прикрикивал расшумевшимся лошадям. Она повернулась и взглянула на Дань. Та, похоже, не очень была рада непрошеному гостю. Девушка подошла к кобыле и положила влажную ладонь на нос кобылы, пытаясь ее успокоить. А сама ухватилась другой рукой за свою голову. В затылке тяжело покалывало, а место, куда пришелся удар, обжигало руку. Отлично! Как будто кувалдой зарядили! Клер саркастически усмехнулась. Она простояла так несколько минут, прислонив свою голову к шее кобылы и гладя рукой ей морду, пока боль совсем не ушла. Было ощущение, что из головы выбили какую-то важную деталь. Чувствовалась такая пустота. Клер отстранилась от мягкой шерсти, которая пахла знакомым и приятным запахом, и обратилась к Золотой Дани:
- Ну как ты? Испугалась? – она старалась говорить более мягче и спокойнее, чтобы еще больше не нервировать Золотую Бурю.
Клер обхватила ее одной рукой с боку и, как бы по дружески, похлопала ее по плечу с другой стороны. Состояние было побитое, но взяв себя в руки, девушка смерилась с тем, что предстоящую тренировку она все-таки должна провести…

0

6

Да, в игре, и нигде больше, ты раскрывала себя так, как предстает перед лучами утреннего солнца бутон первого цветка. Прекрасные лепестки его наполнялись жизнью, тянулись вверх, но...Одно ведь ты забыла, не правда ли?
"Все цветы когда-нибудь увядают."
Но могла ли грусть заполнить твое ярко бьющееся сердце? Нет, не могла. Ей не под силу одолеть тебя, как не под силу одолеть и всем тем копошащимся вокруг тебя муравьям, на которых тебе было наплевать. Они лишь раздражали тебя, но ты понимала - их не в чем винить. Винить нужно только того, кто дал этим существам зачатки разума.
О, да, конечно. И сейчас ты начнешь говорить, что умнее тебя никого и быть не может. Нет, ты никогда не кичилась умом, но внутри знала, что ты - намного умнее их всех - орущих, ноющих и постоянно ползающих где-то там, куда-то там. Где уж им? Куда уж им до тебя?
Нет, Виа Долоросса, ты превосходишь саму себя. За тобой не угнаться.
И как только тебя не звали! Тварь, бес, сволочь, гадина, скотина. По-всякому. Только ты этим прозвищам не придавала абсолютно никакого значения. Тебе было наплевать на то, как тебя называют какие-то там двуногие. Главное, что твоему характеру абсолютно соответствовали эти прозвища, и ты этим гордилась. Своей гордости ты никогда не скрывала, да и не думала скрывать. Кстати говоря, о гордости.
Вот сейчас ты забыла о ней и резко мотнула головой в сторону. В результате, одного мужчину, крутившегося вокруг тебя и хватающего за повод, ты стянула в сторону, а на другого едва ли не упала сама. Прекрасно, правда?
Тебе всегда нравились такие игры. И пусть жалкие двуногие не считают твои забавы играми. Всегда орут, что ты над ними издеваешься. Что ж поделать с того, что нравится тебе издеваться? Ну, нравится и все тут. Ничего не поделаешь. К тому же, перевоспитать тебя вряд ли удастся - люди и генетика сделали свое дело. Надо было раньше думать, прежде чем хотеть себе милого чистокровного жеребенка.
"Милое время прошло. Беззаботное детство пролетело, словно его никогда и не было. А оно было? Это самое золотое детство? Нет, не было никакого золота, и даже намека на позолоту. Я уже не маленькая, далеко не маленькая. Отнюдь."
Люди копошились и метались, пытаясь что-то сделать. Ты ясно почувствовала хлыст на своей тонкой кожей. Ха! Они все еще думают, что это тебя остановит? Думают, что ты боишься хлыста, как любая спортивная лошадь?
Пора бы этим двуногим неучам уяснить, что ты - не любая. Далеко не любая.
"Идиоты!"
А ты удивлен? Ха! - тебя переполняла радость, но одновременно ты была разочарована еще больше, чем прежде. Все-таки никто из них - этих жалких бездарностей и неучей - не понимал тебя. - Дурачье!
Это слово ты процедила так едко и так шипяще, что казалось, будто вот-вот тебя насквозь пронзит кислота.
Сделав шаг в сторону, ты вновь сверкнула темными глазами. Странно как-то у тебя это получается. Вот вдруг стала доброй и хорошей, а теперь вновь в твоих глазах играют далеко не добрые и хорошие бесенята. Это не бесенята. Это звери. Бесы. Твоя внутренняя сущность. Ты долго представляла себе – какая она, эта сущность? Великая, как сама жизнь, или крохотная, как муравей? Светлая, как небеса пред рассветом, или темная, как самая глубокая бездна на планете? Широкая, как горизонт, или узкая, как кошачий зрачок? Теплая, как солнечные лучи, или холодная, как арктический лед? Столько определений, а ты все еще не можешь выбрать. Ошибочка вышла, Виа Долоросса. Выбираешь не ты, выбирают тебя. И это так же неизбежно как смерть. Да-да, ты когда-нибудь умрешь. Когда-нибудь, но не теперь. Явь и так сочится повсюду, наполняя жизнь твою ядом.
Игра вновь наполняла тебя и ты, скакнув в сторону, прямо к новому знакомому, ткнула его носом в плечо. Сильно так, больно, с нажимом.
- А я Виа Долоросса, - веселым голосом заявила ты.
Тебе пришлось отвлечься, чтобы хорошенько наступить копытом на ноги обнаглевшего человека, тянувшего тебя назад со всей дури. Они совсем не понимали тебя, как и не понимали твоих намерений. Благих, да? О, да. Пусть это будет твое маленькой тайной.
- Орите! Дерите свои глотки, идиоты! - громко, слишком громко и далеко раздавался голос твой, но тебя это совершенно не беспокоило. А затем ты решила вспомнить о Кефирном коне - так ты мысленно его назвала. - Ты откуда тут такой, салага?
В ответ тебе по коридору пронеслось ржание, и ты довольно затанцевала на месте.

0

7

Эта обстановка вовсе не нравилась жеребцу, хоть он уже отошёл, но это не мешало ему ещё раз вспылить и разнести конюшню, сорвавшись с развязок, даже укусить кого-нибудь.
Кефир сдерживал спокойствие, расставив уши в разные стороны, изредка похлопывая себя хвостом по бокам. Взгляд был устремлён прямо на кобылу, которая уж не на столько была язвительная, даже как показалось немного более дружелюбна к нему, проявляла интерес нового знакомства, что крайне удивило его.
Совсем недавно хотела запугать меня, разозлить, несомненно у неё это получилось, а теперь она решила завести знакомство. Тёмная лошадка.
Недоверчиво всхрапнув, он махнул головой. Потом он вытянул ногу, подняв, будто собирается сделать испанский шаг, но всего лишь потёрся головою, так как сильно зачесался нос.
Тем временем Виа Долоросса не стояла на месте, а больше резвилась, готовая затоптать этих мелких людишек, которые бегали около неё. Нрав как говорилось у неё был хороший. В неё читалось вся жгучая кровь её родителей, видимо таких же энергичный и чистокровных. А кто он, Кефир, воспитанный на какой-то ферме, а родители так вообще из цирка.
Из-за воспоминаний он немного загрустил, завёл уши за голову и сделал пару шагов назад, чуть не наступив на ногу одному из конюхов, за что получил по ноге палкой, а лёгким хлопком по носу.
Наказания уже не беспокоили его, ведь игреневый уже столько раз принимал их, что теперь перестал вообще замечать эти хлопки, удары, один лишь только хлыст во время тренировок или прогулок могли оживить его, заставить пуститься в карьер или сделать прыжок.
Он наблюдал за гнедой, за её талантом будоражить всех, приводить в чувства тех, кто отбился от рук, чтобы они пытались сдержать её, успокоить. Та не сдавалась, лишь больше заводилась и начинала сильней беситься, когда всё больше людей подходило к ней, в попытках привести в чувства, заставить подчиниться.
Эх, она идеал тех лошадей, которых гоняют по скаковым дорожкам. Азарт и рвение быть первой, стать лидером среди всех. Ей хочется видеть в глазах людей страх перед собой, а так же уважение и покорность. А я, пустая игрушка для людей.
Он топнул ногой, уже с большим гневом фыркнув, прижимая уши к своей голове, которые практически спрятались в его гриве. Этим Той сумел привлечь внимание людей, которые начали беспокоится, чтобы и он не стал вести себя, как Виа.
Тут кобыла снова обратилась к нему, она уже не казалась такой царицей, хотя в её манере общения всё-таки чувствовалось, что она считает себя лидером, доминанткой над всеми лошадьми конюшни.
Хм.. продали, раньше я был частным конём с ипподрома, которого так и не попробовали в соревнованиях по конкуру. Я бегал стипль-чез, мой хозяин был владелец многих известных лошадей. А ты уже сколько тут находишься?
Посмотрел на гнедую, оттопырив свою левое ухо,повернув в её сторону. Что ж, признаться она была ещё и его соседкой. Самое интересное, что рядом от них не было соседей, лишь пустые денники, забитые сеном на запас. Видимо Кефира поставили туда, из-за того, что больше мест в этом проходе не нашлось. Он ещё раз  топнул ногой по полу, захрапев, показывая лёгкое недовольство простого стояния тут. Лучше уже по томиться в деннике, нежели в проходе на развязках, тем более что тут было столько шума, всяких людей, которые бегали туда-сюда, как муравьи в муравейнике, когда их кто-то потревожил..

0

8

--Денник Голд Шторм--
Да-да. Как же все-таки Голд ненавидит чистку. Ну зачем люди вообще придумали эти нудные процедуры, разве пару пылинок и несколько соломинок в угольно-черном хвосту так уж мешают поездить? Что, разве Дань будут проглядывать строгие судья, которые которые каждую шерстинку на спортивном теле Шторм будут проглядывать? Прибавив скорость, буланая шумно фыркнула, недовольно покосившись на впереди идущею девушку, которая мирно покачивая в руке разноцветной веревкой, вела за собой кобылу на неминуемую "пытку". Бессилие пугало, и в тоже время бесило Золотую. Да, она большая, мощная и сильная кобыла, но против воли хоть и маленького, слабого и невзрачного человека она мало чего могла сделать, ибо боль, которую могло это существо причинить заставляла всех других животных приклонить перед ним голову, в том числе и лошадь. Боже, но только что могла сделать ей эта милая девочка, которая, как чувствовала, и успела заметить Дань, искренне любила животных? Пфф, Голд. Ну они непредсказуемы, вдруг это всего лишь маска, под который прячется жестокий, и беспощадный облик? Бред. Буланая тяжело вздохнула, качнув увесистой головой, поражаясь столь глупым мыслям, которые роем витали еще в молодом, неопытным сознании. А вот и финишная прямая, точнее - чертовы развязки, которые мигом вывяли кобылу из раздумий. Возле свободных двух веревок стояли две другие лошади, которые явно не были рады своему соседству. Закатив глаза, Трибут с нервным фырчком покосилась на Клер, которая уже успела с ненавистным щелчком пристегнуть к недоуздку чомбура, лишая последнюю волю действий, которые были просто необходимы этой особи. Дернув мордой, Буря опасливо покосилась на человека, в надежде, что последнее движение не вызвало у вспыльчивого существа ярость. Боооже. О чем я вообще думаю? Этот людишка мне больно не посмеет сделать. Хееех, можно и потрепать его нервишки. Необъяснимый грохот принес с пугающей резкостью кобылу в реальность, от чего буланая со звучным визгом отскочила в сторону, в попытке убежать от "врага". Твою же.
- Тише, тише. Все хорошо. Извини, - извинялась перед Трибут Клер, ободряюще похлопав животное по шеи. Вздрогнув, кобыла с паникой во взгляде еще раз шарахнулась в сторону, нервно и возбужденно храпя, пытаясь во что бы то не стало отпугнуть человека. Уйдиии. Я тебя боюсь. Уйдиии. Но девушка, видно, игнорировала предупреждение Голд, и уверено подняла крючок с земли, слегка надавив ладонью на бабку Бури. О нет, не подноси ко мне эту вещь! УБЕРИ ЕЁ! Заржав, Золотая покосила на предмет, приближающийся к ее копыту, чуть приподняв конечность. Что поделать? Повернув морду в другую сторону, Дань героически стерпела похождения крючка по ноге, чуть прикрыв глаза и тяжело дыша. Вскоре давление прекратилась, и Буря с облегченным вздохом заметила, что предмет закончил свое дело на передний и двинулся на заднею, дабы "помучить" другую ногу. И снова эта гадость ковырялась, от чего ломти грязи и навоза летели в разные стороны, пролетев легкое сальто в воздухе и приземляясь уже на припорошенный соломой и какашками пол прохода. Фыркнув, Золотая чуть опустила морду, ели заметным движением губ прихватив в рот веревку, растирая объект со всех сторон крепкими зубами, пытаясь тем самым полностью переслать всю свою ярость на чомбур, и уже не замечать, как Клер со стуком опустила заднею ногу из заключения свою крепких рук, шустро перешла на другую сторону.
Ржание. Полное недовольства и злости. Приподняв веки, кобыла слегка развернула морду в сторону звука, с силой хлестнув себя хвостом, словно подтверждая свое раздражение. Рыжая кобыла явно не была рада соседству пернатого разбойника, который юрким движением своровал пару зернышек овса из кормушки и шустро покинув денник лошади, и с силой стучала по соломе своим подкованным копытом. Напустив ухмылку на выражение морды, буланая перевела взгляд на девушку, которая пристально наблюдала за этой довольно интересной сценой, нелепо улыбаясь.
- Эй, дамочка, че-ты ждешь? Чистить меня кто будет? - раздраженно спросила Золотая Дань, впрочем - не ожидая ответа. Человек, как никак. Разве он поймет? Клер же все-таки обернулась, и положив страшный предмет обратно в сумку, вытащила щетку, но остановившись на полпути к Золотой Бури, задумчиво приложила палец к подбородку, оценивающе оглядев все тело чистокровки на предмет более выраженной "пыльности" и "грязности". Шустрее, - закатив глаза, скакунья задрала голову, с высоту двух метров просверлив девушку пытливым, не пропускающего ни единой детали взглядом, словно тем самым заставляя ее двинуться с места. Видно, помогло - Клер подошла к кобыле и принялась за чистку, мягкими движениями водя щеткой по морде, которая слегка дернулась, но вскоре успокоилась - не дай бог она еще разозлиться, эта девушка. Нельзя сказать, что прикосновения были неприятными - наоборот, будто некий успокаивающий массаж, видно - данный человек умел обращаться с пугливыми чистокровками. Чистящий предмет двинулся гладкими движениями по шеи, приминая песочную шерсть, "освобождая" на волю пыль, которая не большим клубком взвилась в воздух. Вот девушка перешла на спину, на которую она едва дотянулась, чуть припухлые бока буланой были тоже подверженны массажем. Круп, нога и... щекотящие чувство разлилось по всему телу кобыла, от чего последняя вздрогнула, недовольно фыркнув, окрысившись, и резко приподняв заднею ногу, размахнулась ей по воздуху, пытаясь не ударить Клер. Все, вроде пронесло. Человек двинулся на другую сторону, намереваясь продолжить очищающий процесс, но вдруг не возьмись откуда, черное, юркое пятно сбило ее с ног, и бедолага полетела на ведро, пролив его содержимое на пол. Пена волнами потекла к ногам лошади, от чего та, в ужасе наблюдающая эту сцену, испугавшись скорее черного пятна, чем воды, взвилась на задние ноги, в страхе заржав. Лай разнесся по конюшне гулким звуком, от чего все поселенцы заржали и зафыркали, что еще больше поддержало панику чистокровки. Собака! СОБАКА! СОБАКААА! Мысли и эмоции смешались в один клубок, сформировав только одно желание - бежать. Дернувшись назад и бешено мотая морду из стороны в сторону, скакунья всеми своими силами пыталась избавиться от "пут" и сбежать от хищника. Инстинкты самосохранения пульсирующий болью заставляли ее делать что угодно, но только увидеть это страшное существо подальше от себя. Задние ноги взвились в козле, отгоняя лающего пса подальше от слепой зоны. Снова дернувшись вперед, кобыла ударилась мордой об стенку, что еще больше ее испугало, заставляя выделать более безумные и непонятные вещи - крутясь на месте, свеча, мотая морда, чистокровка все больше запутывала себя в веревки.
Собаки - ее самый сильный страх. И еще такой громкий, режущий слух звук! Но вскоре вся эта пытка прекратилась, и Буря - еще немного по свечив и поржав, успокоилась, замерев на месте. Пот стекал с тела буланой, будто после изнурительной тренировки, ноздри были раздуты до максимума, зрачки расширены и передняя нога замотана до веревок. Жалкое зрелище...
- Ну как ты? Испугалась? – послышался тихий голос рядом с Данью, от чего последняя вздрогнула но не шуганулась, ибо сил в ее спортивном теле уже не осталось, да и боль, пульсирующая по всему телу, не давала покое. Прогугукав, буланая непонимающим взглядом посмотрела на Клер, которая тем временем погладила Золотую Трибут по утонченной шеи, и обняла ее в буквальном смысле слова.

Отредактировано Gold Storm (10 Сен 2012 23:54:50)

0

9

-начало-
Три дня назад на конюшню привезли перспективного буланого жеребца - Джамала. Этакий "ходячий вулканчик" готовый взорвать весь мир, если что-то не по его желанию. Нет, его нельзя назвать избалованным, просто он очень "игривый", а игра порою превращается в бой, особенно если это высокий сильный жеребец и маленький (по его мнению) человечек. Особенно Джамал не любит детей, о да, первые два ребёнка, подошедшие полюбоваться на нового коня вызвали бурю омерзения у коня, которая выразилась в своеобразном "танце", состоящего из многочисленных козлов и дыбков.
В первый день конь, естественно выкабенивался, не давал вывести себя из денника, и часто жеребцовал, чем вызвал бурю негодования у конюхов. В итоге нашелся только один человек, рискнувший проехаться на "новеньком". Жеребец встретил девушку лет тридцати недоверчиво, но кусочек сахара взял, подозрительно покосившись на девушку выпуклым глазом. Женщина же спокойно вывела коня, так как кусочек сахара сделал своё дело, и конь отложил кульминационный момент напоследок.
Девушка спокойно почистила тело коня, а вот с копытами получилось нехорошо. Жеребец "выстрелил" передним копытом вперёд и наотрез отказался давать копыта. В общем, Джамал был крайне удивлён, откуда в этой хрупкой женщине столько силы - она не только подняла его копыто, но ещё и почистила его, сдерживая бешено дергающегося коня.
- чёрт, да ты Геракл!  - насмешливо фыркнул жеребец и слегка напрягся, готовясь к новой "битве", так как девушка начала чистить морду. Увидев щётку перед глазами, буланый словно пружина скакнул вперёд, на сколько это позволяла длина чамбура и бешено замотал головой. Длинная деревянная щётка, рассекая воздух на глазах жеребца промелькнула, и ударилась о храп коня. Джамал пронзительно заржал и испуганно попятился назад, споткнулся, чуть не упал и притих. Этого "затишья" вполне хватило, чтобы дочистить буланого и начать одевать уздечку.
Только женщина махнула поводом перед носом жеребца, закидывая повод на шею, жеребец крепко стиснул зубы. С опаской поглядывая на трензель, словно сигнальный маячок матово поблескивающий на солнце. Девушка надела на коня капсуль, и начала стучать этой дурацкой железкой о зубы. "Ну что за манеры!? Ты мне так все зубы повыбиваешь, дура. Хочешь - сама жри эту железяку!"  Наконец до женщины дошло. Она засунула палец под язык коня "фу, какая гадость!" и когда рот коня распахнулся, железо уже было за передними зубами коня. Женщина потянула уздечку за уши. Тут же пасть коня страшно растянулась, Джамал от страха широко раскрыл рот и замотал головой. Уздечка была критически маленькой. "Дура! Ты мне так всю пасть порвешь!" взревел конь, но женщина уже поправляла уздечку, и жеребец не без удовольствия отметил, что трензель больше не растягивает пасть. Конь для убедительности фыркнул и присел от неожиданности, когда вальтрап опустился на спину. Конь испуганно покосился, и заметив на своей спине белый вальтрап, недовольно забил копытом о пол. "А я хочу голубой, голубой, слышишь, дура?" недовольно фыркнул жеребец. за вальтрапом последовал потник, а затем уже и седло. Седло, надо отметить, было новое, конкурное. Хорошая кожа матово блестела.
Вот женщина начала затягивать подпругу. Жеребец уже привычно вобрал в себя воздух, "Надувшись", за что тут же получил удар по крупу. Сдулся. А дальше уже понятно - девушка закрепила нагрудные ремешки и мартингалы. "Э, дамочка, да ты никак прыгать собралась? Ну-ну, я посмотрю." насмешливо фыркнул конь и злобно ударил копытом о пол. Женщину это ничуть не смутило, она отвязала коня от развязки, взяла за повод и вывела из конюшни.
"дура" напоследок злобно фыркнул конь
-крытый манеж-

0


Вы здесь » Wonderful World Of Horses » Конюшня » Развязки


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC